Гаджи Гаджиев: «Если государство сегодня уйдет из футбола – рухнем и не поднимемся»

0
61

Гаджи Гаджиев: "Если государство сегодня уйдет из футбола – рухнем и не поднимемся"

Гаджи Гаджиев: "Если государство сегодня уйдет из футбола – рухнем и не поднимемся"

Гаджи Гаджиев: "Если государство сегодня уйдет из футбола – рухнем и не поднимемся"

Гаджи Гаджиев: "Если государство сегодня уйдет из футбола – рухнем и не поднимемся"

Интервью "СЭ" дал заслуженный тренер России Гаджи Гаджиев.

ИСЛАНДИЯ МЕНЬШЕ ПЕРМСКОГО КРАЯ. КАК МОЖНО ВНЕДРЯТЬ ЕЕ ОПЫТ?

– К сожалению, даже чемпионат мира не дал российскому футболу того импульса, на который мы вправе были рассчитывать, – как случилось в свое время в Германии, например. У нас, увы, все сводится в основном к строительству стадионов. А от кого вообще стоило ждать этого импульса?

– От единственной организации, у которой задачи, связанные с развитием футбола, прописаны в уставе, – РФС. Но, как подчеркнул на недавней встрече в Думе (мероприятие состоялось в начале апреля – Прим. "СЭ") Валерий Газзаев, мы идем своим путем. Сначала приняли одну долгосрочную программу, а теперь выясняется, что нужно сменить курс и пойти по тому пути, которым прошла Исландия.

Газзаев и Олег Романцев по этой идее прошлись достаточно жестко. И то верно: нельзя России ориентироваться на программу развития футбола страны, территория которой меньше, чем Пермский край. Любой опыт, безусловно, достоин изучения, но брать за основу такую программу едва ли разумно. Тем более что у нас хватает толковых людей, изучавших опыт ведущих футбольных стран, – Испании, Англии, Германии, Италии.

– Значит, вы тоже относитесь к идее скептически?

– "История учит тому, что ничему не учит"… Увы, это очень для нас характерно. Давайте вспомним, какая из принятых ранее программ развития была реализована хотя бы наполовину? Понятно, что жизнь вносит в планы коррективы, но чтобы их минимизировать, надо семь раз отмерить, разве нет? У нас же получается наоборот: мы за месяц готовим программу на 15 лет, а потом, практически не приступив к ее реализации, готовы менять курс.

– Разговор в Думе оказался в этом смысле полезным?

– Любые дискуссии на таком уровне нужны как воздух. Можно по-разному относиться к высказанным мнениям, но сейчас это куда менее важно, чем понимание того, что по темпам развития игры мы значительно отстаем – и теперь уже не только от большой европейской пятерки, – что нужно решать давно назревшие проблемы. Но между "говорить" и "делать" – большая разница. Важно, чтобы сказанное не осталось за думскими дверями.

– Новый курс озвучил РФС. Логично предположить, что в этой ситуации необходим диалог с профессиональным сообществом…

– Виталий Мутко сейчас "в отпуске", а из приглашенных руководителей РФПЛ и РФС никто в Думу не пришел. Только рядовые сотрудники.

– Между РФС и Объединением отечественных тренеров существует конфронтация?

– Как минимум недопонимание, к сожалению. Мутко после избрания на пост президента говорил, помнится, о консолидации здоровых футбольных сил – и что дальше? Какие шаги были сделаны? Неприемлемо, когда президент РФС игнорирует обращение 14 ведущих тренеров страны с предложением поговорить о важном. Личные амбиции не должны стоять выше интересов футбола, расхождение во взглядах и даже антагонизм не могут служить основанием для подобных действий. Это ведь не семейные разборки! Как можно не прислушиваться к тем, кто всю жизнь посвятил футболу? Ни понять, ни принять этого нельзя.

За 15 лет работы в Управлении футбола Спорткомитета СССР я ни разу не сталкивался с ситуацией, когда для встречи с начальством надо было бы писать письмо. Да еще и не получать на него ответа. Дверь кабинета Вячеслава Ивановича Колоскова всегда была открыта для тренеров.

Гаджи Гаджиев: "Если государство сегодня уйдет из футбола – рухнем и не поднимемся"

Гаджи ГАДЖИЕВ. Фото Алексей ИВАНОВ

ГОСФИНАНСИРОВАНИЕ – ВЫНУЖДЕННАЯ МЕРА

– Государственное финансирование – тупик или шанс выжить?

– Сегодня без него не обойтись. Сложившаяся система финансирования существует уже несколько десятков лет. Что будет, если завтра скомандовать "отбой"? Рухнем и неизвестно когда поднимемся. Конечно, нужны другие экономические механизмы, но на переход потребуется время. На этом этапе без государственной поддержки не обойтись. Чего бы это ни касалось: продажи прав на телетрансляции, льготного налогообложения, закона о профессиональном спорте и так далее.

– Некоторые клубы, существующие в том числе на государственные средства, сделали в последнее время широкий шаг вперед в организационном плане…

– Поэтому они и лидеры. Уровень организации и финансирования определяет возможности для достижения высокой цели. Но нельзя принижать и роль клубов из нижней половины таблицы РФПЛ, из ФНЛ и ПФЛ. Именно они должны обеспечивать конкурентоспособность нашего чемпионата. А лидерам надо идти вперед, зарабатывать больше, конкурировать с ведущими клубами Европы.

Вопрос к тем, кто ближе к футбольному бизнесу, чем мы, тренеры, но о некоторых очевидных вещах можно и поговорить. Например, пока в других странах телевидение будет платить клубам в 30 раз больше, мы не сможем оказывать им реальную конкуренцию. Сэр Алекс Фергюсон говорил: "Вы только тогда можете рассчитывать на успех, когда у клуба есть свободные деньги, чтобы приобрести нужных игроков, когда есть традиции и когда клубами управляют люди, знающие футбол".

– Но как конкурировать с теми, кто готов платить за игроков космические деньги? Самые талантливые футболисты планеты в итоге так и будут играть в АПЛ, ла лиге, бундеслиге, серии А…

– Да, возможности наши ограничены, а отставание от топовых европейских клубов будет скорее расти, чем сокращаться. При этом отдельные редкие достижения вполне реальны в силу влияния на игру факторов, не зависящих от степени готовности команд и их игрового потенциала. "Уфа" может выиграть у "Спартака", "Амкар" – у "Локомотива", "Ростов" способен занять второе место в чемпионате. То же самое иногда происходит и на международной арене: наш чемпион может сыграть вничью с "Ливерпулем", который по своему потенциалу, конечно же, заметно сильнее "Спартака".

Но чтобы сократить отставание, нужны реформы, о которых и говорит Газзаев. При этом роль государства, например, в подготовке резерва должна быть куда более весомой. Дети с удовольствием идут в футбольные школы, но там остро не хватает лицензированных тренеров и полей. Условия, которые создал Сергей Галицкий в академии "Краснодара", где тренируются 15 тысяч мальчишек, к сожалению, нельзя поставить на поток. Но хорошо уже то, что есть ориентир, что многие клубы премьер-лиги стали активнее вкладываться в свои школы. Однако в масштабах нашей страны это, конечно, мизер. Вот тут мы и возвращаемся к роли государства, от которого нужна поддержка, чтобы улучшить условия для подготовки резерва, увеличить число занимающихся футболом.

– Есть опыт зарубежных стран, где большую часть бюджета клубов "отбивает" телевидение. Где даже команды, вылетающие из высших лиг, имеют серьезные финансовые гарантии.

– Изучением этого опыта и занимался Газзаев. Две более чем серьезные компании – Pricewaterhouse и CMS – по совместному договору с ним провели большую работу, которая легла в основу программы развития футбола. Думаю, что сделанные Газзаевым и его партнерами выводы по-прежнему актуальны, они соответствуют требованиям сегодняшнего дня и вполне для нас приемлемы. После первой публикации программы Газзаева прошло уже четыре года: можно было бы и обсудить ее в рамках деятельности РФС, разве нет? Делать вид, что альтернативной программы вообще не существует, ничего серьезного не предлагая взамен, – как-то это все по-детски…

Гаджи Гаджиев: "Если государство сегодня уйдет из футбола – рухнем и не поднимемся"

Гаджи ГАДЖИЕВ. Фото Виталий ТИМКИВ

ПРЕМЬЕР-ЛИГУ НЕЛЬЗЯ СОКРАЩАТЬ

– РФПЛ – шестая лига в Европе, сборная – шестьдесят какая-то в мире. Но цифры цифрами, а в целом наш футбол где находится, с вашей точки зрения?

– Результаты игр сборной и клубов – важные, но не единственные критерии оценки уровня развития футбола в стране. Можно и нужно учитывать посещаемость матчей всех лиг, общее число занимающихся футболом, соотношение полей к числу занимающихся и так далее… Или вот: было время, когда россияне на постоянной основе играли в ведущих командах Европы, а кто сейчас может претендовать на то, чтобы войти в число, например, ста лучших футболистов мира? Тоже интересный показатель, частично отвечающий на вопрос.

Впрочем, оценки в любом случае будут, конечно, достаточно условны. Мы, увы, не среди лучших, это понятно. И даже не во втором эшелоне. Но все-таки не в седьмом десятке.

– Галицкий считает, что РФПЛ – очень интересная лига, и что наш чемпионат в определенном смысле лучше, чем "чемпионат "Баварии" и "чемпионат "ПСЖ"? Согласны? Или футболу России тоже нужны "монстры"?

– "Монстры" нужны. Они часто служат ориентирами при выборе того или иного направления в развитии игры. Но любая крайность точно так же может являться и помехой. Поэтому в НБА, например, право "первой руки" имеют клубы из нижней части таблицы.

А понять Галицкого легко: как может относиться к нашему чемпионату человек, инвестирующий в российский футбол столько сил и средств? "Краснодар", созданный Галицким с нуля, таким его и делает: российская лига стала и сильнее, и интереснее. Но его слова, мне кажется, стоит рассматривать не в плоскости "лучше/хуже" или "сильнее/слабее" – здесь объективные критерии, конечно, в пользу Германии или Франции. Чемпионат России интересен тем, что практически каждый тур приносит неожиданные результаты. У нас немало конкурентоспособных команд, которые достойно выглядят в матчах против лидеров. Это, кстати говоря, серьезный аргумент в пользу того, что ни в коем случае нельзя сокращать премьер-лигу. Надо терпимее относиться ко всем ее участникам. В том числе и к таким командам, как "Амкар", который с 2004 года представляет Пермский край в РФПЛ, но находится в зоне хронического финансового кризиса и рискует вообще прекратить свое существование.

– Так сколько команд должно быть в РФПЛ, на ваш взгляд?

– Сокращать лигу точно нельзя. Думаю, стоит, напротив, идти к тому, чтобы команд было больше. Другой вопрос, когда это должно произойти, но резон в этом есть. Рано или поздно мы все равно придем к расширению рамок сезона, в том числе и в низших дивизионах. При этом в первой лиге, например, назрело деление по географическому принципу, это ясно уже давно. Хочу сказать этим, что даже в самом принципе организации и проведении соревнований заложен резерв для прогресса.

Гаджи Гаджиев: "Если государство сегодня уйдет из футбола – рухнем и не поднимемся"

Гаджи ГАДЖИЕВ и Вадим ЕВСЕЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

У "АМКАРА" ПРОЧНЫЙ ФУНДАМЕНТ

– Во время разговора в Госдуме вы сказали, что считаете себя пермяком…

– Так и было. Передо мной выступал Романцев, который, говоря о географии нашего футбола, напомнил, что он – выходец из Красноярска. Я решил поддержать это направление и сказал, что я тоже в значительной мере пермяк. Три года работы в Перми, футбольном крае со столетней историей, дали мне очень многое! Садырин, Хидиятуллин, Зырянов мальчишками гоняли мяч в тех краях. Очень важно, чтобы эти традиции сохранились.

– На ваш взгляд, команда сохранит прописку в РФПЛ?

– Думаю, да. Очень надеюсь на это. Вопросы чисто методические, касающиеся подготовки команды и управления ею, не вызывают вообще никакого сомнения. Возможности Вадима Евсеева и его помощников мне хорошо известны, потенциал игроков – тоже. Опасения связаны только с организационными и финансовыми вопросами.

– Евсеев что-то будет менять в "Амкаре", как думаете?

– Каждый человек индивидуален, а работа тренера не сводится только лишь к тренировке и игре. Личностные особенности тренера, черты его характера, безусловно, будут проявляться в управлении командой, в отношениях с руководством, прессой, болельщиками. Молодежи надо помогать раскрывать свою индивидуальность, а не давить ее. Игрокам ведь нужно в этом смысле помогать, так? Начинающему тренеру – тоже. Нашему футболу нужна свежая кровь. В том числе амбициозные профессионалы, готовые отстаивать свои принципы и взгляды.

На протяжении нашей совместной работы у Евсеева, как и у других тренеров, всегда была возможность высказать свое мнение. Не думаю, что он говорил одно, а думал и поступал иначе. Мы, как правило, находили взаимопонимание, потому что под любое мнение должна быть подведена либо логика, либо железобетонное доказательство. Пустые, безосновательные заключения типа "это мое мнение" в расчет не принимались. Результаты, которых мы достигали в эти три года, – плод совместного труда.

– Как вы передавали бразды правления?

– С лета прошлого года Евсеев и Андрей Каряка, проработавший в "Амкаре" больше трех лет и внесший заметный вклад в формирование практически новой команды, чаще стали сами проводить занятия. Если поначалу я все время находился рядом и что-то периодически подсказывал, то потом стал давать им все больше и больше свободы. И делал это намеренно. Еще больше свободы в плане выбора средств и методов подготовки и проведения контрольных игр у них было во время зимней подготовки. Ни в определение состава, ни в установку на игру я старался не вмешиваться. После игры – да, принимал участие в обсуждении результатов, но гораздо чаще поддерживал тренеров, чем критиковал.

Постепенно мы пришли к тому, что они самостоятельно готовили и планы на каждый цикл. Вместе их смотрели, оценивали, обсуждали – и принимали решения. Тот "Амкар", который вы сейчас видите, – плод наших общих усилий. На этот фундамент и будет ложиться возможная коррекция.

– "Амкар" наверняка остается для вас своей командой.

– Конечно. Я так и говорю всегда: остаюсь пермяком. Только уши у меня не соленые – мешки с солью все же носить не приходилось…

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here