Виктор Линделеф. Никто не верил, кроме мамы, что я стану футболистом

0
42

Football.ua представляет вашему вниманию эссе защитника сборной Швеции и Манчестер Юнайтед Виктора Линделефа для The Players’ Tribune.

Виктор Линделеф. Никто не верил, кроме мамы, что я стану футболистом

Моей маме нравится рассказывать про тот день, когда я родился. Именно тогда она поняла, что я стану футболистом. Она находилась в больнице с моим отцом, и он вел себя необычным образом. Странно, что он был несобран, да? Твой сын вот-вот родится. В жизни не так много столь важных событий.

Мое рождение было огромной радостью для него, но потом он сказал: "Хорошо, теперь мы можем найти телевизор?". Моя мама закатила глаза, она понимала, что он имел в виду. Она сказала что-то типа: "Серьезно?" и папа ответил: "Знаю, но сейчас начнется серия пенальти…"

Это было 17 июля 1994 года. Родился Виктор Линделеф в Швеции, но внимание отца было в Пасадине, где проходил матч финала чемпионата мира Бразилия – Италия. Моя мама считала, что я стану футболистом, в этом ее убедило мое чувство времени. Знаете что? Через несколько лет я сыграл в финале ЧМ! ФИФА решила обустроиться в моем родном городе Вестеросе, поле было неровным, воротами были двери двух гаражей, а игру смотрело порядка 65 тысяч болельщиков. Во всяком случае, так казалось. Как только отбили 90 минут, голос начал пересказывать случившееся: "Мяч у Линделефа, Линделеф проходит одного, второго, удар и… ГООООЛ!!! Гол сборной Швеции!!! 1:0!".

Виктор Линделеф. Никто не верил, кроме мамы, что я стану футболистом

Я бежал по бровке поля, бил кулаком по воздуху, а за мной бежали партнеры по команде. Сборная Швеции стала чемпионом мира. Когда я раздавал воздушные поцелуи фанатам, меня остановил голос: "Виктор? Виктор?". Это была мама. "Время обедать", — сказала она.

Я возвращался в комнату, где жил с двумя братьями. На самом деле их трое, но только двое примерно моего возраста. Мы с ними часто играли в футбол. Наш отец был рядом, но, откровенно говоря, нас вырастила мама. Не хочу выглядеть маменькиным сынком, но без нее я бы не стал футболистом, не было бы шансов.

В пятилетнем возрасте мама питала мое воображение. Она купила мне футболку Фабьена Бартеза, и я хотел стать им. Затем она купила мне футболку Зинедина Зидана. Теперь я хочу быть Зизу. Позже мое воображение стало перевоплощаться в мечту. Когда меня спрашивали, кем я хочу стать, я отвечал, что футболистом. Никто не верил в это. Они говорили: "Это забавно, но футбол не является профессией, разве нет?". На самом деле является. Нужно лишь верить, что это возможно. Я и моя мама верили.

Мама водила меня на тренировки, когда я начинал играть за ФК Вестерос. Я играл в составе взрослой команды в низших дивизионах. Матчи были сложными, команды играли грубо. Я был доволен, ведь я развивался быстрее, чем в составе юниорских команд. Я хотел перебраться в солидную шведскую команду, но затем поступило предложение моему агенту от Бенфики.

По правде, интерес со стороны Бенфики слегка шокировал меня. Мне было 17 лет и я не знал, стоит ли принимать данное предложение. Я сложил все плюсы и минусы, но не знал, какое решение принять в конечном итоге. Затем мама сказала фразу, после которой я решил уехать в Лиссабон: "Будешь ли ты сожалеть, если откажешься от перехода?". И я через час позвонил агенту и сказал, что готов перейти. Через две недели я был на пути в Лиссабон.

Я был слишком молод, чтобы самостоятельно подписать контракт и со мной поехала моя мама. Мы гуляли по Лиссабону и пытались впитывать атмосферу. Мама гордилась мной, но на следующее утро она заплакала, она не хотела расставаться со мной. Я вернулся домой и на протяжении шести месяцев играл за Вестерос, а летом 2012 года сел на самолет в Лиссабон без обратного билета.

Виктор Линделеф. Никто не верил, кроме мамы, что я стану футболистом

Когда я приземлился, меня встретил представитель клуба и отвез на тренировочную базу. Я пробыл там меньше суток и уже начал жалеть. "Мама, я хочу домой. Что делать?".

Я не знаю, как она это сделала, но я успокоился. Мама сказала, что все будет хорошо, а вначале всегда тяжело всем. И она была права.

В первые полгода я большую часть времени сидел в своей комнате на тренировочной базе, все, что я делал – звонил маме по Skype и смотрел Антураж. На протяжении шести месяцев у меня не было лучшего друга.

Я оказался морально силен и быстро повзрослел, я выучил много слов на португальском, и завел друзей. Однажды я провел матч за Бенфику, в котором доминировал. У меня получалось все, словно тело на автопилоте. Было ощущение, словно играю на улицах Вестероса. И тут я поверил, что могу добиться успеха. "Ты сможешь, Виктор. Просто верь и наслаждайся".

Я хорошо играл за Бенфику Б и в октября 2013 года дебютировал за основную команду. Невероятные ощущения… Мурашки по коже. 65 тысяч человек на стадионе. Знаете, что забавно? Я уже имел похожий опыт… Затем я подумал: "Конечно, я же играл в финале чемпионата мира в Вестеросе!". Но теперь никто не звал меня пообедать…

Виктор Линделеф. Никто не верил, кроме мамы, что я стану футболистом

Затем еще одна мечта сбылась. Мне звонит тренер молодежной сборной Швеции и вызвал на Евро U-21. Я не был в основе на первую игру, имею в виду, не мог играть, ведь еле-еле попал в команду. Затем защитник Александр Милошевич был удален и тренер выпустил меня на замену. С тех пор я играл каждую минуту. Мы добрались до финала. И кого там встретили? Португалию!

Для Швеции эта игра была крайне важной. Нечасто наша сборная борется за титулы на любом уровне. Мы дошли до серии послематчевых пенальти. Я иду бить пятым… Слышу, как кто-то из португальцев говорит, что я не забью. Это меня разозлило. Я подошел к "точке" и пробил по центру – гол. Затем португальцы не забили и вот, Швеция – чемпион Евро U-21!

Через полгода я стал основным в Бенфики, а мы выиграли за 18 месяцев несколько трофеев. В начале 2016 года я получил вызов в сборную Швеции. Я позвонил маме с этой новостью. Она заплакала. Стоять в желтой футболке и петь гимн – это сильно!

Позднее я перебрался из Бенфики в Манчестер Юнайтед и тренируюсь под руководством Жозе Моуриньо. Я играю за величайший клуб мира.

Некоторые говорят, что я действую, словно мне тридцать лет. Возможно, они правы, ведь мне пришлось быстро повзрослеть. Если бы десять лет назад я сказал, что стану футболистом – никто бы не поверил. Кроме моей мамы. Она все знала заранее.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here